Шон Коннери: Последний джентльмен удачи

Статья
В Okko по подписке стал доступен классический фильм Жан-Жака Анно «Имя розы», в котором роль пытливого до истины францисканского монаха исполнил Шон Коннери. Это прекрасная возможность рассказать о главном Джеймсе Бонде и секс-символе XX века.
18+
Критики до сих пор называют фразу «Бонд, Джеймс Бонд» наиболее эффектной самопрезентацией героя в кино. Знаменитая уточняющая пауза — это ударение, которое гарантирует, что мы запомним услышанное имя надолго. Именно с ней вошел в историю Шон Коннери — главный спецагент мирового кино. И хотя до своей смерти в прошлом году Коннери уже долгое время не появлялся на экранах, его магнетизм оказался сильнее забвения.

Как стать Джеймсом Бондом

Коннери родился в обычной пролетарской шотландской семье, работал молочником, служил на флоте, где сделал себе пацанские татуировки: «Мама» и «Шотландия forever». Зарабатывал физическим трудом и занимался бодибилдингом. Впечатляющие внешние данные позволили ему занять третье место в конкурсе «Мистер Вселенная», а также пробиться на театральную сцену и на телевидение. Там он познакомился с Майклом Кейном, еще одним выходцем из низов, который стал его лучшим другом.
Шон Коннери
Шон Коннери — моряк Королевского флота, 1946-1949
По одной из легенд, получить роль Джеймса Бонда актеру помогла стычка с гангстером, который из ревности (его подружка играла возлюбленную Коннери) пытался застрелить Шона на съемочной площадке. Бывший военный и бодибилдер легко обезоружил ревнивца. Одним словом, уверенности и брутальности этому пробивному парню было не занимать. Студия и режиссер в поисках идеального Бонда успели отвергнуть многих звезд, включая Берта Рейнольдса и Грегори Пека. Роль досталась Коннери, что справедливо — агентом 007, конечно, должен был стать британец.
Шон Коннери
Кадр из фильма «Доктор Ноу», реж. Теренс Янг, 1962

Смокинг, сигарета и стакан с крепким напитком

Секрет точного попадания Коннери в роль в том, что его 007 максимально типичен, как и полагается шпиону. Бонд одет в костюм или смокинг, что также естественно для своего времени, как неизменные сигарета и стакан с крепким алкоголем. Он ведет себя по всем стандартам мужественности: спокойно, со сдержанным юмором, но в то же время в любую секунду он готов агрессивно ответить обидчику.
Шон Коннери
Кадр из фильма «Бриллианты навсегда», реж. Гай Хэмилтон, 1971
Бонд — стереотип киногероя, который уже ко второй половине шестидесятых выглядел анахронизмом. Однако этот образ сохранился, как в янтаре, благодаря сказочной ауре Коннери. Суперагент был версией Супермена. Он мог драться с десятками врагов, метко стрелять с любого расстояния и, конечно, мгновенно покорять лучших женщин. Джеймс Бонд спасал мир, не надевая волшебного костюма, и даже не помяв смокинга.
В классическую пятерку первых фильмов бондианы входили: «Доктор Ноу», «Из России с Любовью», «Голдфингер», «Шаровая молния» и «Живешь только дважды». Три из них снял Теренс Янг, который, по воспоминаниям очевидцев, создал экранного Шона Коннери: учил его двигаться, говорить, вести себя за столом и прочим необходимым манерам английского аристократа. Получилось настолько удачно, что Ян Флеминг вписал в свои книги шотландское происхождение героя. Так вместе с агентом 007 родился и артист Коннери, главный джентльмен кино своей эпохи.

Как отделаться от экранного двойника

Естественно, что актер вскоре возненавидел своего экранного двойника и тяготился им. Он пытался завязать с бондианой после «Живешь только дважды», но работа Джорджа Лэзенби в следующем фильме о Бонде была настолько провальной, что 40-летнего Коннери вновь попросили вернуться к роли в картине «Бриллианты навсегда». Еще через 12 лет актер стал агентом 007 в неофициальном фильме бондианы Ирвина Кершнера «Никогда не говори „никогда"». Фильм по сути был второй экранизацией «Шаровой молнии», но в свои 53 Коннери оказался не хуже самого себя в 35, и всё еще убедительнее нового Бонда Роджера Мура. Случай в истории кино едва ли не уникальный.
Коннери неустанно пытался выйти из образа и возлагал большие надежды на роль в «Марни» Альфреда Хичкока. Ирония в том, что именно Хичкок был одним из пионеров британских шпионских триллеров, а в 1950-е даже вел переговоры о съемках бондианы. Актер сыграл в психологической драме Хичкока своеобразного детектива-психоаналитика. Его герой подчинил себе аферистку с расстройством личности, вынудил выйти за него замуж и настойчиво искал источник ее болезни, который, как водится, родом из детства.
Шон Коннери
Кадр из фильма «Марни», реж. Альфред Хичкок, 1964
Любые роли Коннери можно расширительно толковать как вариации образа суперагента — шпиона, детектива или авантюриста. Протагонист «Пленок Андерсона» Сидни Люмета — сыщик наоборот: преступник, с помощью которого разоблачается целый мафиозный синдикат. «Робин и Мэриан» — притча о постаревшем легендарном разбойнике Робине Гуде. «Человек, который хотел быть королем» — история британских солдат-авантюристов в поисках индийских сокровищ. В «Горце» Коннери играет таинственного египетского воина, хотя, несомненно, работа в фильмах о горце Маклауде была для него актом патриотизма — Коннери всегда оставался шотландским националистом.

Ментор и старший товарищ

С годами Коннери всё чаще становился наставником для молодых героев. В образе короля Артура он символически вручал меч Ричарду Гиру в «Первом рыцаре». А еще спасал своего экранного сына Харрисона Форда в фильме «Индиана Джонс и последний крестовый поход». В «Охоте за "Красным октябрем"» Коннери — капитан советской подводной лодки, который убил замполита Ивана Путина и держал курс на США. Здесь нельзя не вспомнить о раннем появлении актера в американо-советском фильме об альпинистах «Красная палатка». Благодаря ей агент 007 стал еще и персонажем песни Высоцкого.
Шон Коннери
Кадр из фильма «Неприкасаемые», реж. Брайан Де Пальма, 1987
В восьмидесятые годы Коннери сыграл две свои лучшие роли. Первая — опытный полицейский Джим Мэлоун в «Неприкасаемых» Брайана де Пальмы. Его герой строго поучал и отечески опекал агента Минфина, который охотился на Аль Капоне. В идеально подогнанной для него роли актер затмил и тогдашнюю суперзвезду Кевина Костнера, и самого Роберта де Ниро в образе знаменитого гангстера. За нее же Коннери получил свой единственный «Оскар».
Шон Коннери
Кадр из фильма «Имя розы», реж. Жан-Жака Анно, 1986
Другой знаковый фильм той поры — «Имя розы» Жан-Жака Анно, экранизация бестселлера Умберто Эко. Это рассказ о расследовании преступлений в средневековом монастыре, где персонаж Коннери — монах Уильям Баскервильский, очевидная аллюзия на Шерлока Холмса. Запутанная притча об отношениях текста, культуры, религии и секса оказалась вполне по плечу Коннери. Его Уильям Баскервильский — интеллектуал в грубом рубище, духовный наставник с проницательным взглядом и огромной внутренней силой. Фильм примечателен еще и выходом Федора Шаляпина-младшего в образе монаха Хорхе, слепого хранителя утерянного второго тома «Поэтики» Аристотеля.

Криминальные боевики и роли умудренных опытом интеллектуалов

Девяностые годы для Коннери во многом были временем криминальных боевиков. В некоторых случаях актер выступал исполнительным продюсером фильма, точно показывая молодежи как надо. В «Восходящем солнце» его герой был напарником юного Уэсли Снайпса в борьбе с японской мафией. В «Западне» Коннери играл музейного вора, вступающего в романтическую связь с аферисткой в исполнении Кэтрин Зеты-Джонс. Ну а в «Скале» мастера кинематографичных взрывов Майкла Бэя актер снова предстал в образе агента британских спецслужб. На этот раз опального и просидевшего тридцать лет в застенках, но готового вновь наводить шороху в компании Николаса Кейджа.
Доказывая миру, что порох в пороховницах не отсырел, Коннери порой возвращался и к спокойно-интеллектуальным ролям. Как, например, в на редкость светлом для Гаса Ван Сента фильме «Найти Форрестера». Коннери так хорош в роли ушедшего в тень писателя еще и потому, что завязав с кино, он и в реальности взялся за написание автобиографии. Ремесло литератора отлично подходило для завязавшего авантюриста или агента.
Шон Коннери
ККадр из фильма «Найти Форрестера», реж. Гас Ван Сент, 2000
Последняя роль тогда уже сэра Шона Коннери — охотник и авантюрист Аллан Квотермейн в экранизации комикса Алана Мура «Лига выдающихся джентльменов». К сожалению, 2003 год был тем самым временем, когда эпоха кинокомиксов еще не началась, а время джентльменов с обличием Коннери безвозвратно ушло. Его герои не носили плащей и трико, не рефлексировали о природе добра и зла, бывали вызывающе тяжеловесны и старомодны. Вот только ту меру стиля и магнетическую силу присутствия, что были у Шона Коннери, тяжело достичь и двадцать лет спустя.
Читайте ещё: