18:02, 28 октября 2022

«Я не занимаюсь ничем профессионально»: Интервью с Романом Михайловым, режиссером «Сказки для старых»

Поделиться:
«Я не занимаюсь ничем профессионально»: Интервью с Романом Михайловым, режиссером «Сказки для старых»

По подписке в Okko уже можно посмотреть один из самых необычных и интересных отечественных фильмов года — «Сказку для старых» Романа Михайлова и Федора Лаврова. Писатель, математик, эзотерик и театральный режиссер Роман Михайлов после премьеры своего кинодебюта рассказал о своих новых проектах, опытах и истоках вдохновения.

«Я не занимаюсь ничем профессионально»: Интервью с Романом Михайловым, режиссером «Сказки для старых»

Фото: личный архив Романа Михайлова

— При знакомстве с вашей биографией мне пришло в голову слово «мультиинструменталист». Вы именитый математик, писатель, театральный постановщик, а теперь еще и кинорежиссер. Для вас важна профессиональная идентификация?

Роман Михайлов:  Нет. Я не занимаюсь ничем профессионально. Скорее пробую себя. Сейчас я погрузился в кинематограф — посвящу этому несколько лет жизни. С первым плодом работы вы уже познакомились. Надеюсь, через несколько месяцев увидите следующую работу. Она радикально отличается от «Сказки для старых».

— А почему вы пришли к кино? Если точнее: почему именно кино оказалось для вас актуально как средство выражения?

Роман Михайлов:  Оно не является самым актуальным для меня. Я прежде всего театральный режиссер. В театре я работаю гораздо глубже и докапываюсь до тех вещей, до которых я навряд ли дойду в кино. И пока что непонятно, совершу ли я серьезное высказывание в кино. После третьего фильма посмотрим, впускает ли меня кинематограф. Вообще, кино — это очень странное явление, галлюцинаторное, которое к тому же можно передавать из рук в руки. С кино мне интересно работать не как с языком, а как со стихией. Меня привлекают ритмы, ритм — сердце кино. Монтаж очень интересен.

— А математический бэкграунд как-то помогает в работе с киноматериалом? Или шире — с художественным текстом?

Роман Михайлов:  Нет, никак. У меня бэкграунд не математический: я двигался из эзотерики в математику и искусство, а не наоборот. Пройдет несколько лет, и я буду вспоминать о кино так же, как об интересном опыте. У меня будут брать интервью — и скажут, что я режиссер. Но я уже никакой не режиссер. У меня был просто такой опыт.

Кадр из фильма «Сказка для старых»

Кадр из фильма «Сказка для старых»

реж. Роман Михайлов, Федор Лавров, 2022

— Процесс киносъемки известен технической сложностью. Скажите, быстро ли освоились в этом деле? Читали ли какие-нибудь пособия, специальную литературу?

Роман Михайлов:  Если бы я прочел хоть что-нибудь подобное, у меня ничего бы не вышло. Я всегда двигался как самоучка — в науке, литературе, танцах. Для меня традиционное образование скорее нонсенс, который мешает и не дает развиваться. Да, в кино много технического. Но я могу вам сейчас подсказать рецепт, как сделать хорошее кино. Первое — история, которая вас полностью захватила, которую вы проживаете у себя в голове. И это решающий момент. Второе — вам нужны актеры, которым вы полностью доверяете и которые производят впечатление, если даже просто молчат 10 минут. Третий момент — техническая команда, которая не выносит вам мозг и полностью вас понимает. Всё, кино готово. Однако если нет уникального сценария, то нет и кино. Как бы круто технические профессионалы ни работали, сколько бы денег ни вливалось — фильма не выйдет. Всё начинается со сценария.

— Вам было бы интересно поставить фильм не по своему сценарию?

Роман Михайлов:  Нет, даже не рассматриваю такого. Но в театре у меня было несколько попыток, в моноспектаклях. Я ставил Андрея Белого, «Символизм как миропонимание», и бенгальскую сказку. В итоге практически ничего не осталось от оригинального текста. Если я бы взял чужой материал для съемки кино, то сценарий был бы полностью переписан. Я работаю с текстом прежде всего. Я не визуал по восприятию.

— Тем не менее «Сказка для старых» насыщена странной образностью.

Роман Михайлов:  По-моему, нет. Это наша реальность за окном, которую мы достаточно точно передаем в фильме. Это Питер.

— Мне показалось, что «Сказка» — пример комнатного бандитизма. Насколько это было продиктовано бюджетом, а насколько это художественное решение?

Роман Михайлов:  Это было осознанное решение. Более того: предполагался больший минимализм, еще большая комнатность. Ведь я человек минималистичного театра и минималистичных концепций. Например, для меня декорации в театре — хлам. Я против излишества. Если что-то появляется на сцене, то это должно быть художественно оправдано. Когда мы с Федей (Федор Лавров, сорежиссер фильма. — Прим. ред.) начинали работать над фильмом, я предлагал, чтобы всё происходило на фоне стены. Сидят три персонажа и рассказывают одну и ту же историю. А дальше мы пускаем калейдоскопический монтаж, и оказывается, что они смотрят на эту историю по-разному. Но после старта съемок обстоятельства захлестнули нас, и кино начало само по себе складываться иначе. То есть изначально мы хотели снять еще более минималистичную вещь. А вообще, это моя будущая мечта — очень хочу снять полный метр в одной комнате.

Кадр из фильма «Сказка для старых»

Кадр из фильма «Сказка для старых»

реж. Роман Михайлов, Федор Лавров, 2022

— Вы также говорили, что не собирались сниматься в качестве актера. Меня это натолкнуло на мысль, что при всей тяжеловесности и продуманности процесса в кино всегда есть элемент легкой импровизации.

Роман Михайлов:  Да, я не хотел сниматься. Думали, что найдем хорошего актера. А после первых проб — всё. Я стал Младшим. К тому же из актеров мало кто умеет с картами хорошо управляться, как я. Конечно, кино — это коллективное творчество, соприкосновение разных воль. Представьте, десятки эстетических взглядов соединяются и получают плод совместного труда. Если будет тоталитарный режиссер, продавливающий свою волю, то это всё обернется репрессивной машиной. У меня не такой подход. Киносъемки надо понимать как соприкосновение с живым человеком. «Сказка для старых» сама себя выстраивала. И надо уточнить, что денег не было вообще, и хорошо, что их не было. Перед вами настоящее сотворчество, которые не придавлено продюсером, капиталом и поиском успеха. Я чувствую там жизнь.

— Считаете ли свой фильм авторским? Или эта классификация кажется для вас формальной?

Роман Михайлов:  Я этот термин слабо пониманию. Как кино может быть не авторским? То, что называется авторским, — это и есть просто кино. Например, я не могу смотреть продюсерские проекты. Скоро вообще нейросети будут создавать фильмы, но сами понимаете. Разве это уже будет кино?

Кадр из фильма «Сказка для старых»

Кадр из фильма «Сказка для старых»

реж. Роман Михайлов, Федор Лавров, 2022

— Скажите, а Федор Лавров нормально отнесся к тому, что ему вновь пришлось сыграть роль бандита?

Роман Михайлов:  Роль бандита, да. Но она отличается от того, где он играет обычно. По сути, у Феди самый глубокий персонаж в «Сказке». У него, кстати, главная роль во втором фильме — и он считает, что это лучшая его работа.

— Кого играет?

Роман Михайлов:  Мента. Но это мент-визионер. Такого еще не было в кино.

— Примечательно, что в «Сказке» именно Средний брат находит Мулю.

Роман Михайлов:  Да. Это единственный персонаж, не плывущий по течению. Он ищет. У Младшего и Старшего нет своей воли. Они пассивные и очень усталые. Поэтому Средний — главный персонаж. Ведь даже зритель подключается к фильму именно через Среднего. Неудивительно, что он и нашел Мулю.

— Вам понравились интерпретации фильма?

Роман Михайлов:  С удовольствием их читал. Пусть даже они и не соотносятся с моим видением истории. Одна из трактовок, к которой многие пришли, что весь фильм — это бред Младшего. Мол, он сидит в баре, играет в карты и рассказывает свою галлюцинацию. Возможно. Но основная интерпретация — что они все умерли по дороге. Или наоборот: они оживают, находятся в коме и выбираются из мира мертвых. Главное, что люди обсуждают «Сказку». Я этому очень рад.

— В фильме вы делаете акцент на том, что весь сыр-бор не из-за денег, которые стащил Муля, а из-за того, что он нарушил кодекс чести, предал доверие. Здесь вы обеляете бандитов, или для них это было действительно важно?

Роман Михайлов:  В первую очередь это, конечно, метафора. «Муля» по-индийски — это корень, основа. Когда Батя говорят, что Муля стащил общак, это можно интерпретировать так, будто в нашей реальности пошатнулся фундамент бытия, спокойствия. Этот общак — совсем не деньги, но некая основа существования, которую надо вновь обрести. По поводу бандитов. Конечно, в этом мире есть разные люди. Но что более важно: в них есть стремление к честности, принципам. Даже что-то вроде нестяжательства. Как раз-таки для Среднего это не пустые слова. И поскольку я немного общаюсь с представителями этого мира, я очень рад, что им фильм понравился. Они отметили, что мы изобразили их без стеба и по-теплому.

— Знаю, что вы фанат индийского кино. А вы следите за новинками западного кино?

Роман Михайлов:  Вообще нет. Я не знаю про западное кино практически ничего. Тот же Голливуд я смотрел только в детстве — и то самые классические фильмы. Из современного я знаком с работами Линча и очень оценил «Вечное сияние чистого разума». Забавно, что если взять человека с улицы, он окажется более знающим. Так что ориентиров у меня нет.

— А российское?

Роман Михайлов:  Смотрю современное. Но меня мало что впечатляет, только единичные случаи.

Кадр из фильма «Вечное сияние чистого разума»

Кадр из фильма «Вечное сияние чистого разума»

реж. Мишель Гондри, 2004

— В «Сказке» цепляет игра с сюрно-мистическими мотивами. Собираетесь ли вы работать с этим в будущих фильмах?

Роман Михайлов:  Ну, да. В третьей картине две девушки едут покорять Болливуд. С одной стороны, там есть жесткий реализм. С другой, там всё запутано, чуть ли не сон внутри сна. Мне «соцреализм» вообще не интересен. Истории, которые якобы отражают то, что происходит в реальности… Я не очень понимаю, зачем тратить на это время. Искусство дано для создания иных свобод — в мышлении прежде всего. Если наука занимается властью над хаосом, то мой интерес направлен к тому, что еще не проявлено в реальности. Короче, к тому, чего еще не существует. Я прогрызаю лазейки в другие измерения. И еще. Меня интересует жанр мелодрамы. Второй мой фильм будет мелодрамой, и третий тоже. Но в очень необычных декорациях. Вообще, сейчас важно создавать светлое кино, оставляющее благостное послевкусие. Пожалуй, «Сказка» оставляет такое чувство. Его, конечно, не все сразу распробуют, но оно там есть — поскольку это светлое кино, там нет ни грязи, ни чернухи.

— И к иронии вы не будете обращаться в своем творчестве?

Роман Михайлов:  В моем творчестве нет слоев иронии. Я принципиально не работаю с этой категорией. И поэтому я очень уязвим, ничем не защищен. Если в первом фильме отсутствие иронии только нащупывается, во втором фильме это будет уже очевидно. Новая картина очень искренняя. Впрочем, юмора это не отменяет.

— А третий фильм? Вы сказали про Болливуд. Вы собираетесь снимать его в Индии?

Роман Михайлов:  Сейчас уже нет. Мы будем снимать всё здесь, скорее всего, в Петрозаводске. Устроим там свой Болливуд.

— Почему там?

Роман Михайлов:  Наш фильм называется «Отпуск в октябре», а, как вы знаете, советский «Отпуск в сентябре» снимался в Петрозаводске. Здесь есть принципиальная связь. К тому же Петрозаводск недалеко от Питера. И там художники нашли фактурные и уникальные локации. Мы строим туманный город, где по сюжету местные жители перемещаются только с собаками-поводырями. И наши актрисы, которые собираются покорять Болливуд, попадают в этот город. Звучит круто? К слову, у Андрея Бледного (актер и основатель группы «25/17». — Прим. ред.) там уже полноценная роль. В конце ноября закончим съемки, а к концу года — монтаж.

Фильмы бесплатно

Сериалы бесплатно