Канье Уэст, полотенчик и искусство плагиата: Критики о своих любимых сериях «Южного парка»

Статья
На Okko вышли два пандемийных спецвыпуска культового сериала «Южный парк». За более чем 20 лет эфирного времени у всех зрителей наверняка набралось с десяток любимых эпизодов, однако критикам, которых мы опросили, досталась непростая задача: им нужно было выбрать главную, по их мнению, серию за всю историю шоу.

Антон Коляго (Т—Ж, Onliner.by, подкаст «Прослушка»)

Without My Anus/«Не без моего ануса», сезон 2, серия 1

Почти во всех культовых сериалах, которые я смотрел, мои любимые эпизоды — бутылочные, концептуальные, чаще всего без главных героев в центре сюжета. «Южный Парк» в этом плане не исключение. Вообще, я не самый большой на свете фанат этого мультсериала, для меня он закончился где-то на седьмом сезоне и остался приятно-угарным воспоминанием из нулевых. А лучший эпизод, который я до сих пор могу процитировать наизусть — «Не без моего ануса», первый во втором сезоне, вышедший в свое время в качестве первоапрельской шутки.
Сериал «Южный парк»

Вся серия — некий канадский фильм с комиками-пердунами Терренсом и Филлипом в главных ролях. Уморительное дуракаваляние с какой-то обаятельной местечковой гордостью — то, за что я всегда обожал канадцев в «Южном Парке», а эта серия просто концентрат всего этого. Открывающая сцена работает как крутейшая деконструкция жанра судебной драмы, потом идет напряженный политический триллер вперемешку с трогательной мелодрамой, а заканчивается все хэппи-эндом, в котором народ одерживает победу над диктаторской властью при помощи коллективного пердежа. Если это не наша общая мечта в сегодняшние непростые времена, то что тогда?

Егор Беликов (Кино ТВ):

Towelie/«Полотенчик», сезон 5, серия 8

История «Южного парка» — это история сверкающего величия. Это сериал отчаянно неровный по своей природе (шутка ли, каждую неделю выдавать что-то околоновостное, и чтобы было остроумно и оригинально), но даже в свои самые провальные моменты это зрелище, преисполненное подлинной кинематографической витальности, не сравнимо более ни с чем иным. Когда Эрик Картман испражняется на лицо своей матери в выигравшем «Эмми» великом эпизоде о границе между реальной и нереальной бессмысленностью бытия «Занимайтесь любовью, а не Варкрафтом» (сезон 10, серия 8). Когда Мэтт Стоун и Трей Паркер меняют мир навсегда, решив полностью и до основания разоблачить сектантов-сайентологов в серии «Застрявший в чулане» (сезон 9, серия 12 — никогда 20 минут плохонькой Flash-анимации не значили так много). Когда тотальность общенационального американского безумия выходит на новый уровень в вольном переложении для малых экранов истории отключения Терри Шайво от аппарата жизнеобеспечения в богоподобном эпизоде «Лучшие друзья навсегда» (9 сезон, 4 серия). Это уже навсегда в истории американского телевидения — если бы мне предложили впервые по ящику увидеть что-нибудь, что у меня никогда не было возможности смотреть со всей планетой одновременно, я бы, несомненно, выбрал одну из вышеперечисленных серий «Южного парка».
Сериал «Южный парк»

Но все же лучшим и величайшим эпизодом этого классического сериала, который так мне помог в мой юношеский период окончательно оформиться в гадкого, грязного, безморального, хамоватого и грубого мужчинку, я признаю кое-что, казалось бы, совершенно бессмысленное, ненужное, даже авторами считавшееся проходным. Это, разумеется, «Полотенчик» (5 сезон, серия 8). Казалось бы, чего там ловить? Шоураннеры сами придумывали этого персонажа, говорящее, антропоморфное, полуразумное и вечно накуренное полотенце, в качестве худшего, самого бестолкового героя своего сериала из всех возможных, образ которого еще и должен был пнуть алчный телеканал Comedy Central за их политику по производству ненужного мерчендайза. Выглядит он так, будто серию нужно было срочно сдавать на канал по контрактным обязательствам, а больше ничего и не придумалось. Четверо юных протагонистов просто хотят поиграть в новую приставку (GameSphere — очевидная пародия на сегодня подзабытую Nintendo GameCube), но вместо этого тупое бесячее полотенце ввязывает их в пародийный заговор родом из научно-фантастических видеоигр, на тот момент весьма бедных в сценарном плане. Военные бьются с учеными, которые оказываются рептилоидами, у Полотенчика обнаруживается мускулистый злобный доппельгангер, все герои висят на краю пропасти над лавой, нервы вскипают — и все это время Стэну, Картману, Кенни и Кайлу абсолютно наплевать. И в этой вопиющей радостной бессмысленности мне видится настоящее ребяческое киношное счастье — как когда в «Рике и Морти» создатели перестают заморачиваться по поводу собственных переусложненных логических конструкций, просто превращают Рика в огурец и лепят из этого хичкоковский экшен-триллер, вот и здесь так же. «Полотенчик» — это гениальное, без обиняков, кино, и не забудьте взять с собой полотенце.
P.S. Такой же характеристикой обладает и другая великая серия «Южного парка» под названием «Скотт Тенорман должен умереть» (5 сезон, 1 серия), но это эпическое нагромождение древнегреческого мифа, шекспировской трагедии, хичкоковского опять же саспенса и прочих искусствоведческих радостей заслуживает все же не относительно короткого комментария в блоге онлайн-кинотеатра, а диссертации.

Мария Ремига (Amediateka):

Breast Cancer Show Ever/«Шоу о раке груди», 12 сезон 5 серия

Выбрать только одну любимую серию «Южного парка» — это, конечно, бессердечная задача. Но, поскольку времена сейчас непростые, хочу вспомнить эпизод Breast Cancer Show Ever, один из самых жизнеутверждающих.
Сериал «Южный парк»

Там, если вы подзабыли, лучший человек планеты Венди Тестабургер выступает на уроке с докладом о раке груди. Картман начинает ржать как скот, отпускать глупые шуточки, на что Венди отвечает весьма воинственно — вызывает его на бой. Дальше Эрик проходит череду добровольных унижений, лишь бы битвы избежать — поскольку боится проиграть девчонке (в его системе координат это означает потерю уважения пацанов с района).
Но дело в том, что Картмана и так никто не уважает, а главное — он сам дает Венди ключ к раскрепощению, который ведет к безоговорочной победе в драке: мол, рак не играет по правилам, так и ты им не следуй. Дальше Эрик превращается в красную кашу. Это одновременно и жутко, и смешно, и очень, скажем так, ободряюще: в момент столкновения с тупым злом надо вспоминать о подвиге маленькой девочки из вечно заснеженного городка (дисклеймер: это, конечно, не призыв к насилию, по-моему очевидно, что драка Венди и Эрика — выпуклая метафора).

Алихан Исрапилов (Cinemaholics, Фильм.ру):

The Losing Edge/«Проиграть в бейсбол», 9 сезон 5 серия

Как и у любого фаната «Южного парка», при просьбе назвать любимый эпизод сериала у меня в голове возникают десятки различных вариантов, но почему-то правильным мне показалось выбрать эпизод «Проиграть в бейсбол». Он незаслуженно редко попадает в топы лучших серий, но по мне так это хрестоматийный эпизод, доказывающий, что Рэнди Марш — один из самых смешных персонажей сериала. Да и это попросту редкий эпизод, который заставляет меня в голос смеяться от одних только воспоминаний сюжета, пародирующего спортивные драмы.
Сериал «Южный парк»

Пока мальчики всеми силами пытаются проиграть одну бейсбольную игру за другой, чтобы вылететь из чемпионата и освободить летние каникулы, Рэнди Марш затевает драки с отцами детей из других команд, но внезапно встречает достойного соперника. Вторая половина эпизода — это, как мне кажется, дистиллированный «Южный парк»: абсурдный, саркастичный, неправильный и до смешного нелепый. Дети доказывают другой команде, что это они отстой, и делают все ради поражения, но все равно выигрывают; Рэнди признается непонимающей жене, что он... боится идти на игру и проиграть в драке, хотя драться его никто и не просит. Хотя нет, просит: осознание того, что он живет в «свободной стране, Америке». В «Южном парке» это всегда было и главной мотивацией, и лучшим оправданием, чтобы быть идиотом.

Евгений Ткачев (afisha.ru):

The Simpsons Already Did It / «Это уже было в "Симпсонах"», 6 сезон 7 серия

Один из любимых эпизодов, объясняющий, что искусство и, если говорить шире, культура не существуют в вакууме, все чем-то подпитываются и вдохновляются, ведь искусство — это сообщающиеся, постоянно переливающиеся сосуды, из культурного обмена между которыми рождается что-то новое. Так, по сюжету этой серии Баттерс строит планы по уничтожению мира, но каждый раз испытывает ужас, когда узнает, что его идеи неоригинальны: все уже было в «Симпсонах». Терпя одно фиаско за другим, мальчик слетает с катушек, переживает нервный срыв, в результате которого даже начинает видеть остальных персонажей мультсериала в виде героев «Симпсонов».
Сериал «Южный парк»

В конце концов, его друзья сходятся на том, что не стоит беспокоиться по этому поводу, «Симпсоны» уже показали все что можно, а мудрый Шеф замечает, что шоу Мэтта Грейнинга заимствовало идеи из классической «Сумеречной зоны». То есть за пять (или сколько там) тысяч лет существования человеческой цивилизации тяжело придумать что-то оригинальное. Важнее оптика, с помощью которой мы смотрим на вещи. Скажем, «Портрет девушки в огне» Селин Сьямма не был бы возможен без бергманоской «Персоны», а если совсем уж углубляться в предания седой старины — без мифа о Пигмалионе и Галатеи. Но point «Портрета» в том, что он выворачивает этот миф наизнанку, предлагая взглянуть на него другим (female) взглядом. В общем, неважно, что все уже было в «Симпсонах» и «Сумеречной зоне» — посредственности заимствуют, а профессионалы воруют, ведь, как известно, хоррор «Мы» Джордана Пила тоже вырос из эпизода «Зоны» про пугающих двойников.

Катя Карслиди (Cinemaholics, Фильм.ру):

The Hobbit / «Хоббит», 17 сезон 10 серия

Как и все нормальные дети 90-х, я начала смотреть «Южный парк» еще в начале нулевых, когда сериал показывали ночью на «REN-TV» где-то между конспирологическими шоу и ночным софт-порно. Мама была в ужасе от мультфильма про рождественскую какашку, что сделало секретный ниндзя-просмотр «Южного парка» еще более интересным. Как и «Симпсоны», шоу Трея Паркера и Мэтта Стоуна вырастило целое поколение, хотя за половину старых эпизодов их можно свободно закэнсилить, но смотреть мы их так и не перестанем.
Сериал «Южный парк»

В серии «Хоббит» (как и в ее предшественнике Fishstiks) создатели прибегли к главному правилу комика: шутка будет еще смешнее, если в нее добавить Канье Уэста. Пока феминистская икона городка Венди Тестабургер борется с нереалистичными стандартами красоты, навязанными формулой «Ким Кардашьян + Photoshop = успех», Канье агрессивно старается «выхватить у нее микрофон». Для почетного gay fish важно сохранять иллюзию того, что его жена на самом деле не хоббит, а девочкам в школе, насмотревшимся на отфотошопленные обложки журналов, важно избавиться от всех «изъянов» внешности, чтобы стать увереннее в себе и популярнее. В столкновении реального и иллюзорного миров побеждает, конечно же, второй, и даже прогибает под себя Венди. Несложно понять, насколько хорошо этот эпизод перекликается с сегодняшним общественным настроением: достаточно заглянуть в комментарии под фото с бодипозитивными моделями, либо утонуть в волне ненависти читателей Cosmopolitan, если на обложке вдруг не будет тонны ретуши. Все мы Канье Уэст, упорно верящий, что его жена не хоббит.
Научила ли нас чему-нибудь эта серия? Конечно же, нет. Но я вспоминаю этот эпизод каждый раз, когда перебираю фильтры в инстаграм.
Читайте ещё: