Великая любовь на фоне большой истории

Грандиозные исторические события на экране часто идут в пару с большими чувствами. Конец времен, социальные катаклизмы, войны и крушения империй с высоты человеческого роста — не больше и не меньше, чем история одной несчастной любви.
Собрали исторические мелодрамы, в которых чувства и ход истории неотделимы друг от друга.

«Унесённые ветром», реж. Виктор Флеминг, Джордж Кьюкор, Сэм Вуд, 1939

История взросления богатой и избалованной южанки Скарлетт О'Хара, которой после окончания гражданской войны пришлось встать во главе семьи и в одиночку защищать родные угодья. Ее знаменитое: «Я подумаю об этом завтра. Завтра будет другой день!» спасало и вдохновляло ни одно поколение. Суровые ветра истории унесли Скарлетт от родного дома — поместья Тара — и счастливой жизни намного дальше, чем малышку Дороти из «Страны ОЗ», кроме того и спасительной кирпичной дорожки для строптивой южанки никто не проложил. Ради Тары Скарлетт голодала, обманывала, работала до изнеможения, выходила замуж не по любви и шила платья из занавесок. Но еще большим она готова была пожертвовать ради юношеской мечты — прекрасного принца Эшли Уилкса, и это последняя и главная иллюзия, которой было суждено пасть.
Самурайское кино
Путь этой эпопеи о взрослении на фоне крушения старого мира был таким же тяжелым, как судьба Скарлетт. Роман Маргарет Митчелл еще до публикации купил Дэвид Селзник, продюсер с фантастическим чутьем на успех. Он же принял решение два года дожидаться Кларка Гейбла и столько же искать актрису на главную роль. Над адаптацией романа работали дюжина сценаристов, в том числе Альфред Хичкок и Фрэнсис Скотт Фицджеральд. В итоге дорогущий двухсерийный гигант — всё еще один из самых успешных голливудских шедевров.
К слову, информация о его временном удалении со стриминга HBO Мах (в связи с необходимостью исторического комментария по вопросам изображения рабства) вызвало бум продаж на Amazon.

«Война и мир», реж. Сергей Бондарчук, 1966

До выхода в свет киноэпопеи Сергея Бондарчука подобные многомиллионные проекты считались привилегией Голливуда. Но помимо мощностей и амбиций советского кинопроизводства у создателей этой экранизации был еще один важный козырь — еще совсем свежий опыт Великой Отечественной войны, через которую они прошли. Именно этот опыт позволил снять достоверный киноэпос о войне, которая навсегда меняет мир, и о любви. Об ошибках, на которые толкает героев мятежная молодость и чувствительная гордость, и о том, почему герои должны пройти четыре тома и шесть часов опыта, чтобы обрести счастье.
Самурайское кино
Роджер Эберт после премьеры в Нью-Йорке писал, что «Война и мир» наравне с «Унесенными ветром» — два величайших киноэпоса в истории. Но «Война и мир» всё же лучше: «... безусловно эпос всех времен и народов. Сложно представить, что обстоятельства снова сойдутся и позволят еще раз снять столь зрелищный, дорогой, и да, великолепный фильм».
Красноречивым доказательством этих слов стали полученные «Оскар» и «Золотой глобус» за лучший фильм на иностранном языке.

«Клеопатра», реж. Джозеф Лео Манкевич, 1963

Эта история любви грандиозна сама по себе, она сама — великая история. Клеопатра соблазняет Цезаря и с его помощью единолично воцаряется в Египте, но лишь для того, чтобы через несколько лет триумфально прибыть в столицу империи — Рим. Вскоре Цезарь погибнет от рук заговорщиков, а царице Египта придется найти новых союзников. Ее следующий роман с Марком Антонием приведет империю к масштабной гражданской войне.
Самурайское кино
Silver Screen Collection/Getty Images
Дважды студия 20th Century Fox запускала «Клеопатру», дважды меняла режиссера и неизвестно сколько раз переносила дату премьеры. События в фильме зеркалили окружающую действительность: актриса Элизабет Тейлор была величайшей царицей по обе стороны экрана, ее скандальный роман с Ричардом Бёртоном, сыгравшим Марка Антония, разворачивался в двух плоскостях, а империя Fox, и правда, чуть было не пала под грузом амбициозного долгостроя.

«Отверженные», реж. Том Хупер, 2012

В основе экранизации Тома Хупера — не роман Виктора Гюго, а долгоиграющая театральная постановка, французский мюзикл, успешно державшийся на сцене с конца 1970-х.
Самурайское кино
Озлобленный бывший каторжник Жан Вальжан учится быть отверженным, пока один милосердный поступок (епископ, которого Вальжан обокрал, заявил полиции, что сам подарил тому столовое серебро) не помогает ему переродиться. Вальжана преследует бывший надзиратель Жавер, который лишен душевной зоркости своего бывшего узника, и потому его морализм — обычная жестокость.
В этой патетической, в хорошем смысле, постановке речь о любви: к ближним, к детям, к свободе. Не менее важна здесь и любовь романтическая — между горячим юным революционером и падчерицей Вальжана. Бесхитростная, но пылкая, эта история подкупает своей искренностью и прямотой. Кстати, Том Хупер так увлеклся в своем прямодушии, что обязал голливудских звезд исполнять свои партии непосредственно в момент съемок, не прячась за студийной переозвучкой.

«Летят журавли», реж. Михаил Калатозов, 1957

Всё началось с раннего летнего утра. В такие строят планы на долгую счастливую жизнь влюбленные после ночных романтических прогулок. Вероника и Борис смотрят на пролетающих над Москвой журавлей и не знают, что в это утро их жизнь навсегда изменится.
Самурайское кино
«Летят журавли» — это история Великой Отечественной войны глазами двух пылких идеалистов. Борис, несмотря на бронь, идет добровольцем на фронт. А Вероника, несмотря на все достоверные свидетельства его гибели и вопреки здравому смыслу, верит, что любимый вернется домой после Победы.
Работа Калатозова — не только единственный отечественный триумфатор Каннского кинофестиваля, но и один из тех фильмов, которые в корне изменили представление о войне на экране. Война как личная трагедия, прощание с мечтами, пятнадцать сказанных «Нет!» под бомбежкой, надежда, хаос и повседневное мужество. Такой индивидуальный подход к войне на экране после двадцати лет бесконечных подвигов «за родину, за Сталина!» в СССР восприняли в штыки. Фильм, ставший лидером проката во Франции, в Союзе провалился, — слишком непохожа была Вероника на советскую женщину на войне: «Все шли на войну – она плясала про журавлики-кораблики. Все бежали на пожар – она прыгать с моста под поезд. Все кричали "кукумак" – она погружалась в себя и любовалась своим отрешенным отчаянием».

«Еще одна из рода Болейн», реж. Джастин Чадвик, 2008

Когда всем вхожим в королевский дворец стало понятно, что Генрих VIII тяготится своей бесплодной супругой и одержим мечтой о наследнике, английская знать заметно оживилась. Отец семейства Болейн в надежде на собственные карьерные перспективы склоняет свою старшую дочь Анну стать любовницей монарха. Но Генриху поначалу милее младшая замужняя Мэри Болейн. Пройдет время, покорная и бесхитростная Мэри ему наскучит. А вот строптивая Анна, меж тем, отвергая его ухаживания, не на шутку завладеет королевским вниманием.
Самурайское кино
История гласит, что у Генриха VIII после Болейн будет еще четыре жены, но только ради Анны он разорвет отношения с Римом и проведет в стране Реформацию.
Черный лебедь Натали Портман и Черная вдова Скарлетт Йоханссон сражаются за английский трон. Биография Генриха VIII — лучшая иллюстрация того, как страсть способна менять ход истории. Режиссер Джастин Чадвик красноречиво выносит на первый план сексуальный конфликт. Итогом этого нестандартного подхода к правлению станет не только смерть едва воцарившейся королевы на эшафоте, но и рождение великой будущей правительницы Англии — королевы Елизаветы.

«Жизнь других», реж. Флориан Хенкель фон Доннерсмарк, 2006

Эту историю любви подсмотрел и записал капитан «Штази» Герт Вислер. Стать ее невольным хроникером ему пришлось в 1984 году, когда действующий министр культуры ГДР приказал организовать слежку за драматургом Дрейманом. Всему виной была не политическая ненадежность Дреймана, а его гражданская жена актриса Криста-Мария, которую упомянутый министр шантажом принудил быть своей любовницей. Верный «Штази» Вислер изо дня в день записывает жизнь двоих, которые отчаянно пытаются сохранить свои отношения и остаться в ладу со своей совестью. Постепенно он понимает, что выбрал не ту сторону.
Самурайское кино
От этого дебюта, как от откровенно коммерческого, сначала презрительно отказались Каннский и родной Берлинский кинофестивали. В Локарно, куда фильму всё же удалось пробраться, его нарекли «гуманистическим триллером», стесняясь его откровенно массовой направленности. Но когда «Жизнь других» вышла на экраны у себя на родине, ее ждал настоящий триумф: десятилетиями замалчиваемая история «Штази», оказавшись на большом экране, побила все кассовые рекорды, обозначив важность начатого в фильме разговора. В итоге критикам всё же пришлось взглянуть на фильм внимательнее: так, «Жизнь других» обосновалась во многих списках итогов года, а затем и вовсе получила «Оскар» как лучший иностранный фильм.

«Троя», реж. Вольфганг Петерсен, 2004

Если верить Гомеру, именно любовь и божественный рок стали причинами Троянской войны. Парис похитил прекрасную Елену, жену Менелая, правителя Спарты. Оскорбленный муж вместе со своим братом Агамемноном, правителем Микен, снарядили большое войско, во главе их армии встал легендарный Ахиллес, которому было предсказано найти в Трое свою славу и свою смерть.
Самурайское кино
В 2000 году «Гладиатор» возродил погребеннный после провала «Клеопатры» жанр пеплума. И уже спустя три года будущий шоураннер «Иргы престолов» Дэвид Бениофф превратил «Иллиаду» в исторический блокбастер. Место античных героев заняли голливудские звезды: Брэд Питт, Эрик Бана, Орландо Блум и Шон Бин. После выхода «Трои» прошло 16 лет, а исторический эпос с великими сражениями, коварством и любовью всё ещё в цене и в почете у зрителей.
Читайте ещё: