«Утраченные иллюзии» по роману Оноре де Бальзака: Сказка о независимых медиа

Рецензия
В Okko по подписке можно посмотреть новый фильм лауреата Каннского и Венецианского фестивалей Ксавье Джанноли «Утраченные иллюзии». Он основан на одноименном романе Оноре де Бальзака, который был написан в 1830-1840 годах. Рассказываем, чем может заинтересовать эта историческая драма о молодом журналисте, который начинает свой профессиональный путь в Париже XIX века.
18+
События картины разворачиваются в Париже. В кадре — Франция, ослабленная недавней войной Наполеона со всем Старым светом. Потихоньку возрождается общество, однако творческой интеллигенции ввиду отсутствия практических навыков приходится идти на разного рода махинации, чтобы оказаться под лучами светских софитов. Таков и талантливый поэт Люсьен Шардон (Бенжамен Вуазен из фильмов «Лето'85», «Милый друг»). Молодой человек живет, сочиняя стихи и поэмы. Однако финансов словесный креатив ему не приносит. Мечтая зарабатывать на своем таланте, Люсьен приезжает в Париж и становится членом группы оппозиционных к власти журналистов во главе с редактором Этьеном (Венсан Лакост из «Удалить историю», «Одной волшебной ночью»). Казалось бы, вот он — путь к богатству, роскошному образу жизни и успеху. Однако позиция «быть против» несет за собой и негативные последствия, к которым Люсьен оказывается не готов.
Кадр из фильма «Утраченные иллюзии»
Режиссер Ксавье Джанноли не первый раз обращается к теме журналистики, более чем личной для него (отец Ксавье — французский журналист Поль Джанноли; сам Ксавье является выпускником университета Сорбонна и имеет ученую степень по литературе). В 1998 году его короткометражная лента «Интервью» была представлена на Каннском фестивале. Она рассказывала о журналисте, который готовится к интервью с легендой Голливуда Авой Гарднер. 15-минутный фильм получил главный приз киносмотра в конкурсе короткого метра. В «Утраченных иллюзиях» Джанноли обращается к историческому контексту так называемой свободной журналистики, опираясь на роман Оноре де Бальзака. Режиссер явно восторгается ушедшей эпохой и в некоторой степени вседозволенностью журналистской братии, плоды которой зрители увидят в отдельных эпизодах.
Мировая премьера новой картины французского режиссера состоялась в конкурсе Венецианского фестиваля, однако лента покинула остров Лидо без каких-либо наград. Однако на родине Джанноли фильм, вышедший в прокат осенью 2021 года, критики приняли более чем благосклонно. На главной национальной премии «Сезар» в 2022 году «Утраченные иллюзии» победили сразу в 7 номинациях: картина была признана лучшим французским фильмом года, также были отмечены адаптированный сценарий, работа оператора, Венсан Лакост как лучший актер второго плана, работа художника-постановщика, костюмы и исполнитель главной роли Бенжамен Вуазен как самый многообещающий актер. Удивительным образом французская пресса отметила необычную профессиональную и личностную эстетику фильма. С одной стороны, свобода слова тогда и сейчас — понятия кардинально различные, ассоциировать себя с персонажем на экране трудно. С другой стороны, журналистика (и в XIX веке, и в XXI-м) в Пятой республике по всем канонам опирается не на капиталистические устои, а на ту самую свободу слова. И в некоторых странах (к сожалению, не в России) действительно служит четвертой властью.
Кадр из фильма «Утраченные иллюзии»
Конечно, не обошелся Джанноли без сокращения первоисточника. Поклонники Оноре де Бальзака без труда заметят в фильме (пусть он и длится без малого два с половиной часа) незначительные отступления от романа, а также вычеркивание из повествования некоторых отрезков жизни сложносочиненной судьбы главного героя. Как и в оригинале, Шардон действительно работает наборщиком в маленькой типографии из провинции. И становится избранником состоятельной женщины Луизы (Сесиль Де Франс«Французский вестник», «После меня»), благодаря амбициям которой, собственно, и оказывается в столице Франции. В фильме почти не упоминается судьба семьи Шардона (в родном Ангулеме у него осталась овдовевшая мать и сестра Ева). Зато появляется писатель Натан (актер и режиссер Ксавье Долан«Матиас и Максим», «Стертая личность»), распри с которым в журналистском сообществе сыграют с амбициями Люсьена злую шутку.
Важным размышлением «Утраченных иллюзий» становится вопрос принципов. Некоторые из героев придерживаются их, тогда как другая часть персонажей лишена какого-либо морального камертона в вопросах заработка. В ситуации Люсьена Шардона (наглый юнец всякий раз поправляет окружающих, называясь фамилией матери-аристократки де Рюбампре) вопрос встает особенно остро, когда в его журналистские дела вмешиваются личные интересы. Одно время Люсьен пускает свой талант на благо газеты либеральной направленности, очерняя власть. В другой период Шардона склоняют к себе владельцы роялистского издания, близкого к власть имущим. Такая двойственность, естественно, быстро раскрывается (двойной агент из Люсьена ни к черту), в результате чего главный герой превращается в изгоя, которому нет места ни в одном из противоборствующих лагерей. Кажется, более наглядной метафоры отрицания равнодушия и двуличия в современном кино давно не было.
Кадр из фильма «Утраченные иллюзии»
К сожалению, из-за отсутствия в фильме важнейшего героя романа Бальзака — лучшего друга Люсьена печатника Давида Сешара — атмосфера картины заметно сдает ближе к финалу. Там, где первоисточник держал читателя в напряжении благодаря постоянному противопоставлению двух героев-антиподов, Ксавье Джанноли за неимением экранного времени на бурное и насыщенное действием повествование (в таком случае «Утраченные иллюзии» стоило бы делать хотя бы мини-сериалом) нечего предложить зрителю. Тем не менее политический и экономический контекст Парижа второй четверти XIX века, равно как и сопутствующие ему события в фильме переданы целиком и полностью. Глазами Люсьена, лишившегося в столице Франции понемногу всего нажитого состояния, мы видим социальное расслоение масс и по-прежнему особую значимость происхождения (тяготы и муки, связанные с присвоением аристократического наследия, преследует Шардона весь фильм).
Подводя итог, «Утраченные иллюзии» — занимательная история об амбициозном, но не слишком праведном герое, который остается у разбитого корыта во славу справедливости и порядка, за которые он долго агитировал свободный народ Франции. Красочная картина в совокупности с увлекательным первоисточником (после просмотра фильма вам неизменно захочется обратиться к роману Бальзака) и более чем актуальным месседжем о свободе слова в демократической Европе — кажется, удачные компоненты для современного кино, после просмотра которого получаешь и заряд эмоций, и пищу для размышлений.
Читайте ещё: