Современное кино Италии: Гуманизм без назидательности

Лукино Висконти, Микеланджело Антониони, Федерико Феллини, Пьер Паоло Пазолинипри мысли об итальянском кино наш взгляд практически всегда обращен в прошлое. Но даже если великие режиссеры уходят, национальные кинематографии не умирают. Современное итальянское кино устояло под тяжестью грандиозного прошлого и в новом веке вновь собирает овации на европейских фестивалях и полные залы в кинотеатрах.

Религия и традиции: Аличе Рорвахер

Любимые темы Пазолини — католицизм и жизнь городской и деревенской бедноты — сегодня продолжает Аличе Рорвахер. Сейчас на ее счету три полнометражных фильма, каждый из которых впервые был показан в Каннах: «Небесное тело» (программа «Двухнедельник режиссеров» 2011 года), «Чудеса» (гран-при основного конкурса 2014 года) и «Счастливый Лазарь» (приз за лучший сценарий основного конкурса 2018 года). Все картины Рорвахер рассказывают о простых и глубоко религиозных итальянцах, которые ведут традиционный образ жизни. А еще непременно затрагивают темы взросления, трансформации и неизменности, хрупкости и силы.
Сама Рорвахер не католичка, но к теме веры и церкви она возвращается раз за разом. Героя ее последнего фильма — Лазаря (или Ладзаро) — можно назвать святым, не совершающим чудес. Его святость (или же юродивость) проявляется в отношении к миру, в наивности и чистоте помыслов. Герои «Счастливого Лазаря» — застрявшие в феодализме сельские жители, у которых очень смутные представления о внешнем мире.
Рорвахер с нежностью и не без иронии показывает антиутопическую жизнь пейзан. Они не подозревают, что крепостное право ушло в прошлое. Словно малые дети, они вверяют жизнь «взрослым» и боятся покинуть «отчий дом». В этом желании покровительства — родителя, бога или помещика — крепостные из «Счастливого Лазаря» мало чем отличаются от простых людей из разных уголков планеты.
Важна ей и тема взросления — в каждом из ее фильмов главный герой совсем юн и совершает инициацию, или, проще говоря, пытается подружить свой магический детский взгляд с реальностью. Но что удивительно, в фильмах Рорвахер этот взгляд юности иногда оказывается сильней, чем реальность.

Наследник возрождения и золотого века: Паоло Соррентино

Самый известный современный итальянский режиссер Паоло Соррентино уже давно вышел на мировой рынок с голливудскими звездами первой величины.
«Великая красота» (2013) — рефлексия на тему итальянской dolce vita после триумфа в Каннах превратила Соррентино в наследника Федерико Феллини. В следующий фильм — «Молодость» (2015) — режиссер пригласил трех оскаровских лауреатов (Рэйчел Вайс, Майкл Кейн и Джейн Фонда). А когда Соррентино с проектом «Молодой папа» зашел на территорию телевидения, стало окончательно ясно: его пышный стиль оставил неизгладимый — и красочный! — след в мировом кино.
В «Молодом папе» голливудские звезды Джуд Лоу и Дайан Китон (в «Новом папе» к ним присоединился Джон Малкович) неспешно фланируют по главной римской достопримечательности на фоне фресок и соборов. Так, фильмы Соррентино окончательно превратились в манящий рекламный буклет главных архитектурных и музейных шедевров итальянского искусства, роскоши Ватикана и большого стиля классиков национального кино.
История закулисья католической церкви полна юмора и драматизма. Одержимый барочной красотой и масштабностью Соррентино находит в Ватикане идеальную площадку для демонстрации истинно итальянского стиля жизни: восторг и избыточность всегда соседствуют с грустью, а праведность и безверие сплетаются в причудливом танце.

Мафия: Маттео Гарроне и Марко Беллоккьо

Другая традиционно итальянская тема — мафия. И здесь главным событием нового века стал выход в 2006 году документального романа-бестселлера «Гоморра» журналиста Роберто Савьяно. Сегодня «Гоморра» — это не просто книга, фильм или сериал, это масштабное явление итальянской культуры. Достаточно сказать, что криминальная организация Каморра, о которой идет речь в романе, вынесла Савьяно смертный приговор, и теперь он круглосуточно находится под охраной властей.
Режиссер Маттео Гарроне в 2008 году снял по книге полнометражный фильм и получил гран-при Каннского фестиваля. Следуя заветам неореализма, режиссер вышел на натуру и снял несколько микросюжетов с участием непрофессиональных актеров. В итоге получился портрет коллективного героя, история без лиц, в которой на первом плане сама Гоморра. В картине напрочь отсутствует романтизация мафии, присущая каноническим фильмам на эту тему. Современная мафия, мифологизированная в высшей мере (немалая заслуга этой мифологизации — кино),оказывается на экране заурядным и банальным злом, которое воспроизводит себя по инерции.
Книга также стала основой для крайне популярного в Италии сериала — «Гоморра» (режиссеры — Стефано Соллима, Франческа Коменчини, Клаудио Капеллини). Так же как и литературный первоисточник, адаптация рассказывает историю жизни преступной организации, которая существует с XVIII века и благодаря которой Неаполь имеет репутацию одного из опаснейших городов на Аппенинах.
Еще один важный современный фильм на эту тему — «Предатель» Марко Беллоккьо, режиссера-легенды, начинавшего еще в середине 60-х. Беллоккьо стоял у истоков итальянского кино бунта и по сей день не растратил праведного гнева и протестного духа. «Предатель» — одновременно судебная драма и абсурдная комедия. Картина лавирует между сухой констатацией фактов и совершенной иррациональностью. В «Предателе» почти отсутствует граница между реальным и воображаемым, это фильм-сон.
Беллоккьо вбивает последний гвоздь в крышку гроба мифа о сицилийской Коза ностре, делая свою густонаселенную картину поэмой без героя. Громкие слова, которыми бросаются представшие перед судом мафиози, — о чести, достоинстве, семье — превращаются в кудахтанье на насесте (вернее за решеткой). Сами же сыплющие проклятиями подсудимые производят впечатление выживших из ума пенсионеров, чем представителей могущественной преступной организации. Кажется, меньше всего в фильме о мафии ждешь юмора, но Беллоккьо совершенно бесстрашно добивает канон и глумится над разлагающимся трупом «семьи».

Комедия по-итальянски: Риккардо Милани и Паоло Дженовезе

Расцвет итальянской комедии пришелся на так называемые «свинцовые годы» — годы экономического кризиса, чуть было не приведшего Италию к гражданской войне в 1970-е. В то время жанр был источником надежды и утешения для страны.
Комедии, особенно рождественские, и сейчас — самый популярный и кассово успешный жанр в Италии. Среди них особое место занимает фильм «Добро пожаловать в Рим» Риккардо Милани. Эта картина в лучших традициях объединяет простой площадной юмор (романтическая комедия положений, где родители втайне пытаются поссорить возлюбленных детей) и мощный социальный посыл (весь сыр-бор из-за того, что влюбленные — представители разных социальных классов). В 2017 году фильм собрал более 11 миллионов долларов в родном прокате, опередив многих голливудских тяжеловесов.
Еще один абсолютный хит комедийного жанра — «Идеальные незнакомцы» Паоло Дженовезе 2016 года. С 18 ремейками по всему миру фильм попал в «Книгу рекордов Гиннесса». Три семейные пары и их разведенный друг собираются посмотреть на лунное затмение и хорошо провести время. Одна из героинь предлагает вроде бы забавную игру — читать приходящие на смартфоны сообщения вслух и отвечать на звонки по громкой связи. Конечно же, у каждого героя обнаруживаются не просто скелеты в шкафу, а целые семейные склепы. Лишь один из друзей отказывается участвовать в игре, но не потому, что хранит страшные секреты, а потому, что «человек очень хрупок». Камерная история ловко балансирует на границе трагического и смешного и держит зрителя в напряжении до самого финала.
Простая идея о человеческой хрупкости — одна из важнейших, смыслообразующих. Она и сегодня объединяет режиссеров Аппенинского полуострова. Современное итальянское кино во всем многообразии едино — в гуманизме без назидательеости. И по-прежнему на родине Феллини, Висконти и Антониони бессмертна не мафия, а кино.
Читайте ещё: