Семьи за камерой:
Династии известных режиссеров

Статья
К выходу мини-сериала Надежды Михалковой «Номинация» вспоминаем другие режиссерские династии, в которых дети пошли по стопам известных родителей.
16+

Россия

В Okko уже доступны все 4 эпизода мини-сериала Надежды Михалковой «Номинация», в котором при желании легко увидеть автобиографические детали. Главные роли исполняют сама Надежда и ее сестра Анна. Их героини, как они сами, — из кинематографической династии с традициями. Надежда снимает уже несколько лет: например, умеренную известность получил молодежный хоррор «Проигранное место». Ее догоняет брат Артем Михалков, у которого уже снимается Сергей Безруков. Помимо знаменитого отца, у Михалковых-младших есть знаменитый дядя Андрей Кончаловский и двоюродный брат Егор Кончаловский, создатель «Антикиллеров». Поэтому Михалковы-Кончаловские, пожалуй, самая разветвленная и титулованная династия в отечественном кино, хотя и не единственная.
Кадр из фильма «Проигранное место»
Кадр из фильма «Проигранное место», реж. Надежда Михалкова, 2018
Чаще на слуху оказываются актеры, продолжающие дело родителей, братьев и сестер, бабушек и дедушек. Это процесс более естественный — дети нередко с малых лет оказываются на сцене или перед камерой, подражательность способствует воспитанию актерского дарования, наконец, глупо отрицать, что связи и семейственность сильно помогают на этапе кастингов. Однако чтобы стать режиссером нужны особые душевные качества, долгая учеба, а «пробить» съемку фильма не всегда помогут самые влиятельные родители. Дети режиссеров, которые становятся на тот же путь, особенно стремятся подчеркнуть свою самостоятельность и обособленность от творчества «предков».
В качестве примера можно привести Алексея Германа-младшего, чьи фильмы с отцовскими роднит разве что подчеркнуто не мейнстримный характер, сильное авторское начало. В экспериментальных работах Ильи Хржановского — «4» по сценарию Владимира Сорокина и одиозном мегапроекте «ДАУ» — сложно разглядеть связь с фильмами его отца Андрея Хржановского, который, помимо мультипликации, известен байопиком Иосифа Бродского «Полторы комнаты». Да и фильмы Федора Бондарчука разве что размахом постановки и пафосом борьбы порой напоминают картины его еще более титулованного отца Сергея Бондарчука.
Вот фильмы Авдотьи Смирновой отчасти близки картинам ее отца Андрея Смирнова, автора «Белорусского вокзала». Смирнова долго шла к режиссуре, была литератором и сценаристом, дебютировав мелодрамой «Связь» (с Анной Михалковой) в середине нулевых. В том же фильме был и оммаж «Осени» Смирнова-старшего. Впрочем, время доказало творческую самобытность создательницы костюмно-исторических «Истории одного назначения» и «Вертинского».
Кадр из фильма «История одного назначения»
Кадр из фильма «История одного назначения», реж. Авдотья Смирнова, 2018

США

Советские и постсоветские условия логично делали кино «семейным» предприятием — детям творческой элиты, разумеется, хотелось остаться в этой касте. Похожая ситуация была и в Голливуде. С нашими Михалковыми может посоревноваться семья Коппола. Легендарный режиссер «Крестных отцов» и «Апокалипсиса сегодня» Фрэнсис Форд Коппола родился в семье кинокомпозитора Кармайна. Его сестра — актриса Талия Шайр, «жена Рокки» на экране. А уж потомков устанешь перечислять: один племянник — Николас Коппола, более известный как Николас Кейдж. Другой — режиссер фильмов класса B Кристофер. Третий — Джейсон Шварцман, который вместе с сыном Фрэнсиса, Романом Копполой, пишет сценарии для Уэса Андерсона.
Но всех превзошла София Коппола, единственная дочь великого режиссера. Начинала София традиционно — на вторых ролях в отцовских фильмах. В конце концов она сыграла дочь Майкла Корлеоне в «Крестном отце 3», и критика заклевала молодую актрису. София решила обратиться к режиссуре, и не прогадала: первые же ее фильмы («Девственницы-самоубийцы», «Трудности перевода») оказались сенсациями. Надо сказать, только в последние годы женщины-режиссеры стали повсеместны в Голливуде, а София была среди пионеров. Даже громкая фамилия не спасала ее от предубеждений, и все же Коппола завоевала себе место на вершине. Последние фильмы Софии оказались не такими успешными, однако в семье ей подросла смена. Джиа Коппола, дочь трагически погибшего в юности сына Фрэнсиса Форда, Джан-Карло, тоже занялась режиссурой.
Кадр из фильма «Роковое искушение»
Кадр из фильма «Роковое искушение», реж. София Коппола, 2017
Другие случаи режиссерских династий в Америке пока не столь на слуху. Например, двое сыновей Ридли Скотта, Люк и Джейк, а также его дочь Джордан снимают фильмы и эпизоды сериалов, но всем им очень далеко до немеркнущей славы их отца. Режиссер Роб Райнер («Останься со мной», «Мизери») уже пережил дни своей славы, и совсем мало кто знает, что его отец Карл Райнер открыл в своих фильмах комика Стива Мартина.
Классик золотой эры Голливуда Элиа Казан был отцом Николаса Казана, который написал сценарии многих известных фильмов, включая черную комедию Дэнни ДеВито «Матильда» и «Двухсотлетнего человека» с Робином Уильямсом. А две его дочери, Зои и Майя Казан, стали известными актрисами. Джон Кассаветис был новатором, который в одиночку создавал независимое американское кино в 1950-е годы. Его дело продолжили дети Зои, Александра и Ник. Последний добился наибольшей известности со своими драмами «Дневник памяти» и «Альфа-дог».
Еще лучше дела обстоят у семьи Райтманов. Айван Райтман снял «Охотников за привидениями». Его сын Джейсон начинал режиссером в сериале «Офис», создал инди-хиты «Здесь курят», «Джуно» и «Талли», а теперь представляет новую часть франшизы — «Охотники за привидениями: Наследники», продолжив отцовское дело. Схожим образом близки отец и сын Хайамсы. Старший, Питер, снял «Космическую Одиссею 2010», «Отряд монстров» и «Патруль времени», его сын Джон занялся франшизой «Универсальный солдат» и позвал папу поработать оператором.
Кадр из фильма «Джуно», реж. Джейсон Райтман, 2007
Кадр из фильма «Джуно», реж. Джейсон Райтман, 2007
В последнее время таких детей-режиссеров все больше. Их трудно назвать звездными, потому что часто они словно намеренно уходят немного в тень, в одиночку выбирая дорогу вдали от слепящих софитов. Например, совершенно не ищет громкой славы Элисон Иствуд, дочь великого Клинта. Начав как актриса, она сняла уже две вдумчивые драмы об одиночках: «Пути и путы» и «Батл-Крик» с Биллом Скарсгардом. А сын Тома Хэнкса Колин, примелькавшийся на телеэкране, снимает документальные картины о музыкальной индустрии. Наконец, Брэндон Кроненберг, сын Дэвида, медленно идет к славе: после своего пророческого дебюта «Антивирус» — вышел триллер «В чужой шкуре», впереди «Бесконечный бассейн» с Александром Скарсгардом.

Европа

Европейские династии режиссеров не так заметны. Кто, скажем, знает, что знаковый для современного французского кино автор Оливье Ассайяс родился в семье никому не известного теперь сценариста Жака Реми, и даже начинал гострайтером в отцовском телешоу? Или что автор нуаров 1940-х Жак Турнер был сыном столь же знаменитого 100 лет назад режиссера немого кино Мориса Турнера? Похожая ситуация у классика спагетти-вестерна Сержио Леоне, чей отец был «немым» режиссером Роберто Роберти.
На слуху, наверное, династия Гаррелей. Ее основатель Морис был культовым актером своего поколения, Филипп Гаррель стал протестным режиссером 1960-х, а Луи Гаррель снова воспел романтический образ того десятилетия на экране, в том числе в фильмах отца. Сейчас Луи снимает и сам, в основном драмы о сложных любовных отношениях («Друзья», «Честный человек»). Еще стал известен в Голливуде Данкан Джонс («Луна 2112», «Варкрафт»), сын самого Дэвида Боуи — певец сыграл несколько ярких ролей в европейском и японском кино 1970-1980-х.
Кадр из фильма «Постоянные любовники»
Кадр из фильма «Постоянные любовники», реж. Филипп Гаррель, 2005
Синефилы же могут открыть, что у выдающегося режиссера и графа Лукино Висконти есть племянник Уберто Пазолини — банкир, на старости лет осуществивший мечту о режиссуре. Например, он снял авторскую ленту «Остановившаяся жизнь» и спродюсировал экранизацию «Милого друга» с Робертом Паттинсоном. Среди других аристократов — муж монакской принцессы Дмитрий Рассам, продюсер мультфильмов и сын продюсера Годара Жана-Пьера Рассама. У Дмитрия есть двоюродный брат Тома Лангманн, сын режиссера Клода Берри и обладатель «Оскара» как продюсер фильма «Артист».
В целом европейские дети знаменитостей склонны выбирать собственный путь. Возможно, поскольку довлеющей махины Голливуда на континенте все-таки нет. В качестве курьеза можно привести историю семьи Файта Харлана, главного режиссера нацистской Германии, снявшего антисемитскую «классику» «Еврей Зюсс». Его сын Томас стал антифашистом и работал над фильмами, посвященными трудным отношениям с прошлым. А племянница, актриса Кристиана, вышла замуж за Стэнли Кубрика, таким образом символически породнив Голливуд с кинематографом Третьего рейха.
Кадр из фильма «Сестры»
Кадр из фильма «Сестры», реж. Сергей Бодров-мл., 2001
Наконец, вернемся к отечественному кино. Режиссером-сыном, который при жизни стал гораздо популярнее режиссера-отца был Сергей Бодров-младший. Он снимался в фильмах отца и успел выпустить сам только картину «Сестры». Но также Бодров прославился по работе с Алексеем Балабановым, стал культовой фигурой, а на его фильм по собственному сценарию «Связной» возлагались огромные надежды. Увы, во время съемок режиссер трагически погиб, а Балабанов потом воплотил другой его сценарий, «Морфий» по рассказам Булгакова. Сегодня в кино прославилась дочь Сергея, Ольга Бодрова. Она уже получила приз «Кинотавра» за роль в фильме Николая Хомерики «Море волнуется раз». А когда-нибудь, возможно, встанет за камеру — сегодня идти к этой мечте проще, чем было 30 лет назад.
Читайте ещё: