Питер, деньги, два конька:

Почему стоит посмотреть фильм «Серебряные коньки»

Рассказываем о сказочном блокбастере, в котором нет волшебства, но есть марксизм, шашки наголо и затонувший корабль.
© ООО «Централ Партнершип» ООО «ГПМ КИТ» © ООО «Киностудия «Слово» © ООО «Студия «ТРИТЭ» Никиты Михалкова» © ВГТРК, 2020
Петербург, канун 1900 года. По рекам и каналам не водят экскурсии, вся вода превратилась в лед, а город — в один большой каток, по которому рассекают доставщики еды. Одного из таких курьеров — Матвея — увольняют, зато вскоре благодаря своей скорости он вливается в местную банду. Ее участники цитируют «Капитал» Маркса и прикарманивают капиталы обеспеченных петербуржцев. Но этим изменения в жизни Матвея не ограничиваются — он влюбляется в богатую аристократку Алису, теряет отца и переходит дорогу хлыщу-офицеру.
Начнем с того, что главный герой фильма — вылитый Том Холланд. Поначалу это кажется оптической иллюзией — еще бы, лед сияет, а за стремительными передвижениями героев едва уследишь. Но крупных планов становится всё больше, а мы всё сильнее убеждаемся — ну ничего себе, в этом впечатляющем не по российским меркам семейном блокбастере даже герой будто не местный. Но Матвеем, который так похож на Человека-паука, кастинг не ограничивается.
© ООО «Централ Партнершип» ООО «ГПМ КИТ» © ООО «Киностудия «Слово» © ООО «Студия «ТРИТЭ» Никиты Михалкова» © ВГТРК, 2020
Идейного вора, капитана затонувшего корабля, эджи-марксиста Алекса играет Юра Борисов. Романтический герой как он есть. Роль Великого Князя досталась Юрию Колокольникову, и здесь он в отличие от своего magnum opus, молчаливого мордоворота из «Довода» Кристофера Нолана, представляет каждое свое появление как русский народный праздник — что ни слово, то цыгане, водка, медведи. Еще тут есть Алексей Гуськов, Соня Присс, Сергей Колтаков (последняя роль актера — удивительный Менделеев, таким химика мы еще не видели), и — вы не поверите — Дени Лаван. Француз и любимец Леоса Каракса играет фокусника из Европы, и хотя эту роль спокойно мог бы исполнить кто угодно, появление Лавана с его низеньким ростом и инфернальной внешностью будто переносит нас, и правда, в немного другой мир.
В этом мире офицер и, как нарекли его некоторые критики, силовик, у которого есть свой отряд по борьбе с протестными настроениями, делает на льду тройные тулупы (покорил, поди, всех сослуживцев). Служанка аристократки Алисы, всю жизнь прожившей в центре Петербурга, будто вышла из «Барышни-крестьянки». Ученого Менделеева не отличить от Ломоносова. Члены банды Алекса словно вышли из фильма Гая Ричи, а корабль, на котором они живут, не сравнил с «Титаником» только ленивый.
© ООО «Централ Партнершип» ООО «ГПМ КИТ» © ООО «Киностудия «Слово» © ООО «Студия «ТРИТЭ» Никиты Михалкова» © ВГТРК, 2020
Режиссер Михаил Локшин с соратниками, придумавшими, кстати, сериал «Эпидемия», не стремится к реалистичности. Его художественная условность захватывает не только сюжеты и созданные образы, но, к примеру, и географию Петербурга (в местных кинозалах то и дело цокали, когда Матвей, проехав по льду от Красного моста, оказывался на Фонтанке). Но именно условность помогает залатать дыры в мотивациях героев, в историзме и неких идеологических моментах.
Ленту постоянно называют сказкой, хотя по-настоящему сказочного — кроме этих нездешних зрительских ощущений и сказочной же красоты Петербурга — в нем ничего: никакого волшебства. По большому счету, это кино не щадит своих славных героев — несчастный папа Матвея в нищете умирает от чахотки, вертлявый красавчик Алекс погибает на своем затонувшем судне, спасая возлюбленных, а его друзья умирают под полицейскими пулями на замерзшем Финском заливе. Ну такой себе хэппи-энд. Но режиссер, кажется, сознательно сталкивает все эти драматические коллизии и через них пытается сделать фильм менее приторным. А в основном это, конечно, мелодрама. Всё здесь — про любовь.
© ООО «Централ Партнершип» ООО «ГПМ КИТ» © ООО «Киностудия «Слово» © ООО «Студия «ТРИТЭ» Никиты Михалкова» © ВГТРК, 2020
Несмотря на впечатляющие погони, сжигание книг в каминах, разговоры о потенциальной революции и перераспределении материальных благ, и даже несмотря на феминистскую линию — именно ради любви Матвея и Алисы все и затевалось. А главным изменением в личности героя (которое определяет любую драму) оказывается не новый взгляд папы Алисы на стремления дочери, а ее собственный отказ от позиции, озвученной в самом начале, — о том, что она не верит в того самого. Тот самый находится, и всё становится хорошо: и университеты, и Парижи, и папино благословение. Но эта пастораль простительна: в конце концов, мы все прекрасно знаем, что она не продлится долго — на дворе 1900 год.
Так что, конечно, в идеологическом плане «Серебряные коньки» — не такой уж прорывной фильм, и в нем немало спорных моментов (например, ну зачем давать героине Алисе этого белого кролика, одного имени всем бы хватило, чтобы понять, что ее ждет путешествие в страну чудес). Но они теряются за практически великолепием — тем, как этот фильм выглядит, как он увлекает за собой.
Когда ты мчишься на коньках по замерзшей Фонтанке, тебе некогда думать и объяснять. А если уж повезло с компанией, то подавно.
Читайте ещё: