Чем запомнится Венецианский кинофестиваль-2021: Итоги и основные тенденции

Статья
В субботу 11 сентября завершился 78-й Венецианский фестиваль. Итоги одной строкой: большинство наград ушло женщинам, Ридли Скотт и Паоло Соррентино сняли свои лучшие фильмы, главные темы фестиваля — материнство и ресентимент, и только китайцы снимают про СOVID-19. А теперь обо всем поподробнее.

Большинство наград ушло женщинам

Участник венецианского фестиваля фильм «Событие»
Кадр из фильма «Событие», реж. Одри Диван, 2021
Главной сенсацией стала, конечно же, победа фильма «Событие» Одри Диван. В основе фильма одноименный и широко известный роман Анни Эрно, который вот-вот выйдет на русском языке в издательстве No Kidding Press. Студентка Анни (Анамария Вартоломей), мечтающая о писательской карьере, узнает, что беременна. На дворе 1963 год, и аборты во Франции вне закона. Загреметь в тюрьму можно даже за разговоры о них, так что, как только Анни сообщает о своем намерении прервать беременность лечащему врачу или подругам, те бегут от нее как от прокаженной. Но для героини вопрос стоит иначе: Анни воспринимает эту ситуацию как выбор между ребенком и жизнью. Она начинает отчаянно сражаться за себя, и на этой войне уже все средства хороши. По стилю фильм Диван напоминает творчество братьев Дарденн, по уровню эмоциональной пытки — «Иди и смотри». «Событие» — предельно натуралистическая драма, до финала которой на венецианских показах досиживали едва ли ползала.
Фильм «Власть пса»
Кадр из фильма «Власть пса», реж. Джейн Кэмпион, 2021
Еще один важный женский фильм Мостры и приз за лучшую режиссуру — «Власть пса» Джейн Кэмпион. Новозеландка вернулась в большое кино (12 лет она ничего не снимала), и похоже, превзошла свой главный хит «Пианино» («Золотая пальмовая ветвь» 1993 года). Как и в случае с «Событием», в основе фильма — книга, а точнее, современный вестерн Томаса Сэвиджа. История происходит в Монтане в 1925 году и рассказывает о непростых отношениях настоящего ковбоя Фила Бербэнка (Бенедикт Камбербэтч) с вновь прибывшими на ранчо женой (Кирстен Данст) и пасынком (Коди Смит-Макфи) его младшего брата Джорджа (Джесси Племонс). Фил поначалу отказывается принимать новых родственников, они же сторонятся его из-за его чрезмерной грубости и садистских наклонностей. Но постепенно становится понятно, что между всеми тремя представителями старшего поколения оказывается намного больше общего, чем могло показаться на первый взгляд. Каждый из них по-своему чувствует себя изгоем в обществе, отттого-то узнавать в другом такого же несчастного и одинокого — все равно что расписаться в собственной слабости. Кэмпион во многом цитирует свой главный хит: обязательное пианино, противостояние леди и дикаря, заброшенные судьбой куда-то на край света герои и дикие пустынные пейзажи. Но более всего в фильме увлекает все, что не проговорено, чего стоят только постоянные немые дуэли Данст и Камбербэтча.

Ридли Скотт и Паоло Соррентино сняли свои лучшие фильмы

 Фильм «Рука Бога»
Кадр из фильма «Рука Бога», реж. Паоло Соррентино, 2021
Паоло Соррентино снял свой лучший фильм и, говорят, пустил слезу, когда получал за него гран-при. Как будто он вдруг после своих пышных и велеречивых поэм переключился на небольшие юмористические рассказы. «Рука Бога» — трагикомедия о последних перед взрослой жизнью каникулах в Неаполе. И в основе сценария — личные воспоминания режиссера о своей молодости. Подросток Фабьетто Скиза (Филиппо Скотти), как и все мужчины в его семье, молится на Диего Марадонну и заглядывается на сексапильную тетушку, которая из-за душевного недуга часто оголяется, пропадает из дома и рассказывает небылицы. Фабьетто подумывает о карьере режиссера, тем более, что сюжетов в его большой семье хоть отбавляй. Этим летом ему предстоит связаться и развязаться с плохой компанией, влюбиться, пережить вместе со всей Италией исторический гол Марадоны и навсегда потерять свою семью. У Соррентино, давно самолично причисляющего себя к наследникам Феллини, на этот раз и впрямь открылось феллиниевское чутье на типажи и его же чувство юмора. В связи с чем, «рука бога» тут намекает не на легендарного футболиста, а о классической режиссерской манере великого Федерико, которую Соррентино использовал для своей автобиографии.
Фильм «Последняя дуэль»
Кадр из фильма «Последняя дуэль», реж. Ридли Скотт, 2021
Ридли Скотт тоже сумел удивить. В его «Последней дуэли», показанной вне конкурса, натурально все звезды сошлись: Мэтт Дэймон, Николь Холофсенер и Бен Аффлек рассказали историю последнего официально разрешенного во Франции поединка тремя разными способами: с точки зрения рыцаря, закаленного сражениями, с точки зрения фаворита королевской семьи и любимца женщин и с точки зрения благородной дамы, которую словно вещь продали вместе с землей за знатную фамилию жениха. Интересно не то, что с каждой новой версией история обрастает новыми деталями, а то, что она ими практически не обрастает — меняется лишь угол зрения, но меняется каждый раз кардинально. При этом Скотту удается не только не растерять напряжение, но и довести его до предельной точки перед самым финальным поединком, во время которого сложно усидеть на месте.

Материнство и ресентимент — главные темы фестиваля

Добрая половина фильмов и в конкурсе, и за его пределами была посвящена материнству, вторая половина — жажде исторической справедливости: от войны в Украине и сталинских репрессий до ужасов современной работорговли и криминала, сросшегося с политикой.
Фильм «Пропавшая дочь»
Кадр из фильма «Пропавшая дочь», реж. Мэгги Джилленхол, 2021
Материнству посвящен дебют актрисы Мэгги Джилленхол «Пропавшая дочь», который стал едва ли не главным открытием фестиваля. Это еще одна экранизация произведения Элены Ферранте, известной широкой публике романом «Моя гениальная подруга». Леда (Оливия Колман), немолодая специалистка по литературе из Оксфорда со всеми причитающимися регалиями, хочет отдохнуть в уединении на греческом острове. Но, к ее разочарованию, пляж ей придется делить с шумной и многочисленной местной диаспорой с оравой детей, хлопочущими беременными тетушками и шумными брутальными мужчинами. Особенно внимание профессорки притягивает молодая красавица Нина (Дакота Джонсон), мама трехлетней Элены. Леда, не скрывающая сильных чувств, природа которых не сразу откроется зрителю, поначалу конфликтует с семейством. Но постепенно их взаимоотношения вырастут в нечто более сложное и неоднозначное, похожее и на зависть. и на дружбу, и на соперничество одновременно. Маленькая Элена, которая не расстается с любимой куклой и ни на шаг не отходит от мамы, — вот кто вызывает в Леде целую волну воспоминаний о ее собственном непростом опыте материнства.
Фильм «Капитан Волконогов бежал»
Кадр из фильма «Капитан Волконогов бежал», реж. Наташа Меркулова, Алексей Чупов, 2021
На поле борьбы за восстановление исторической справедливости флаг хочется отдать русскому конкурсному фильму «Капитан Волконогов сбежал». В один прекрасный день в 1938 году капитан НКВД каким-то звериным чутьем осознает — сегодня придут и за ним. Волконогов (Юра Борисов) бежит, потому что непонаслышке знает, что для НКВД невиновных нет. Название фильма отсылает к знаменитому шедевру Робера Брессона «Приговоренный к смерти бежал, или Дух веет, где хочет», но по форме новая картина режиссеров Натальи Меркуловой и Алексея Чупова скорее похожа на страшную авангардную сказку. Откровенно говорящие фамилии, чудесные явления из загробного мира и чисто сказочные испытания: Волконогову предстоит получить прощение у родственников хотя бы одной из своих безвинно погибших жертв, чтобы избежать нечеловеческих мук. Изобилующий пытками сюжет создатели милосердно избавили от реалистичности, представляя историю размашисто, в духе советского авангарда, крупными мазками, страшными деталями, но стыдливо отводя камеру в самые ужасные моменты. К тому же эта условность, а также красные спортивные костюмы и летающие над Москвой дирижабли позволили Меркуловой и Чупову в историю покаянии и побеге из ада добавить вдоволь черной иронии.

COVID-19 и китайское кино

Фильм «Шень Кон»
Кадр из фильма «Шень Кон», реж. Чэнь Гуань, 2021
Примечательно, что единственная попытка поговорить о глобальной пандемии была предпринята в двух китайских фильмах: внеконкурсном «Шень Коне» дебютантки Чэнь Гуань и в фильме «Падения» тайваньца Чун Мунхуна из секции «Горизонты». Первый — романтическая история на фоне всеобщей паники и ожидания апокалипсиса: молодой герой после пары дней изоляции наедине со своим мобильным телефоном начинает буквально сходить с ума. На удачу он встречает девушку, которая не может добраться до родной деревни, потому что та оказалась в еще более жестком оцеплении — все въезды и выезды закрыты. Эти двое, точно дети малые, начинают занимать себя странными развлечениями в практически необитаемом городе. Фильму в лучшие свои моменты и впрямь удается передать это уже подзабытое спустя почти два года чувство постоянной скуки и непрекращающейся сдерживаемой паники, которое пронизывало первые месяцы пандемии.
Фильм «Падения»
Кадр из фильма «Падения», реж. Чун Мунхун, 2021
В «Падениях» пандемия вынесена за скобки и становится контекстом для семейной драмы. Учительница старших классов внезапно уходит на больничный с известным вирусом, а мать-одиночку Пин Вэнь просят уйти пока в безвременный неоплачиваемый отпуск. В результате мать и дочь оказываются в совместной изоляции, которая вскроет многие другие их проблемы. Поначалу фильм рассказывает эту историю глазами женщины постарше, которая подозревает, что ее дочь на пороге серьезного нервного срыва. Но спустя полчаса повествование делает головокружительный кульбит и матери с девушкой предстоит поменяться местами. Кроме того, в фильме найдется место для еще нескольких ментальных и вполне реальных катастроф, которые по принципу домино запускаются то ли глобальной пандемией, то ли тяжелым разводом Пин Вэнь. Одним словом, жизнь в картине Чун Мунхуна предстает как череда постоянных падений и поворотных событий, бесконечных, как водопад, и COVID-19 — лишь одно из них.
Читайте ещё: